Главная \ Выигранные дела \ Арбитражные споры \ Попытка прокурора Ленинградской области оспорить приватизацию здания оказалась неудачной

Попытка прокурора Ленинградской области оспорить приватизацию здания оказалась неудачной

Попытка прокурора Ленинградской области оспорить приватизацию здания оказалась неудачной

Адвокат обратил внимание суда первой инстанции на то, что  исковые требования прокурора фактически направлены на защиту интересов частного лица, а проведение реституции приведет лишь к ущемлению интересов муниципального образования. Арбитражный суд города Санкт-Петербурга и Ленинградской области отказал прокурору в удовлетворении исковых требований. Апелляционная инстанция отменила данное решение и удовлетворила иск. Адвокат подготовил кассационную жалобу на апелляционное постановление. ФАС СЗО удовлетворил кассационные жалобы ответчиков и оставил в силе решение суда первой инстанции.

Правовая позиция Адвоката была следующая.

 

Согласно ст. 52 АПК РФ прокурор вправе обратиться в арбитражный суд с иском о признании недействительными сделок, совершённых органами местного самоуправления. Исходя из смысла ФЗ «О прокуратуре РФ» очевидно, что основанием для такого обращения в суд может быть лишь нарушение подобной сделкой публичных интересов.

Здание, находящееся по адресу ..., было продано посредством публичного предложения. Цена предложения была определена в соответствии со ст.23 Закона о приватизации. Отличительной особенностью данного способа приватизации является то, что цена первоначального предложения может лишь снижаться через определённые периоды времени. Основной же интерес муниципального образования заключается в продаже муниципального имущества по максимально возможной цене. При данном способе приватизации максимальной будет первоначальная цена, по которой и было продано здание. Таким образом, муниципальное образование, независимо от того был ли нарушен срок публикации информационного сообщения или нет, получило максимально возможную цену за здание, а, следовательно, совершённая сделка полностью соответствует интересам муниципального образования. Если бы речь шла об аукционе, то, действительно, от соблюдения требований закона о публикации информационного сообщения зависело бы количество участников аукциона, что могло бы повлиять на цену продажи имущества.

Теперь проанализируем те последствия, ради которых прокуратура предъявляла иск. Очевидно, что конечная цель предъявления данного иска, в попытке произвести реституцию. Итак, предположим, что реституция состоялась. Каковы же будут её последствия для муниципального образования?

Первое последствие будет заключаться в том, что МО будет вынуждено вернуть приобретателю здания всю полученную от продажи сумму денежных средств, а также согласно ст. 1107 ГК РФ проценты за пользование неосновательно полученными денежными средствами. Далее необходимо будет возместить стоимость затрат на ремонт здания, понесённых его собственником. В итоге МО будет обязано возместить сумму, превосходящую ту, которая была получена за здание. С учётом того, что муниципальное имущество и продаётся то по причине нехватки средств муниципального бюджета для содержания школ, больниц и иных муниципальных учреждений, подобная «победа» якобы публичных интересов нарушит уже не интересы абстрактных потенциальных покупателей муниципального имущества, а конкретные интересы работников муниципальных учреждений.

Второе последствие будет заключаться в том, что здание придётся повторно продавать, но совершенно неизвестно получит ли МО за него ту же цену или меньшую. Кроме того, весьма вероятно, что новым покупателем может оказаться опять то же самое лицо.

Суммировать изложенные выводы можно следующим образом. Последствия возможной реституции для муниципального образования будут самыми негативными. Возвращение полученного по сделке будет мощным ударом по местному бюджету, а, следовательно, и отразится на конкретных людях. По мнению же прокуратуры нарушения при приватизации нарушают права граждан и организаций на участие в приватизации. В то же время не установлено ни одного лица, чьи реальные интересы нарушены приватизаций. Иначе говоря, есть нарушение Закона о приватизации в части срока публикации информационного сообщения, которое не привело к нарушению права ни одного конкретного лица на участие в приватизации, а с другой стороны возможны совершенно абсурдные последствия: возвращение в муниципальную собственность вопреки воле муниципального образования здания, которое с трудом нашло собственника. И если продажа здания полностью отвечает интересам муниципального образования и не нарушает прав и законных интересов конкретных лиц, то возможная реституция приведёт к реальному нарушению публичных интересов, так как обременит муниципальное образование дополнительными расходами. На обычном языке позиция прокуратуры может быть сформулирована так. Ради того, чтобы собственником муниципального имущества мог быть вместо реального Петрова некий абстрактный Сидоров (наличие которого однако не обнаружено), пусть муниципальное образование изыскивает средства для возврата денег и процентов, пусть задерживает зарплату бюджетникам, пусть не ремонтирует больницы. Однако в отличии от частного лица прокуратура как раз и должна определять свою позицию именно последними соображениями, которые говорят о том, что её позиция не соответствует как раз публичному интересу. При таких обстоятельствах (отсутствие реального нарушения чьих-либо прав или интересов) предъявление данного иска по существу можно квалифицировать как злоупотребление процессуальными правами прокуратурой. Получается, что в угоду одному из арендаторов части здания, которому новый собственник повысил размер аренды, можно, ссылаясь на формальные нарушения закона, не приведшие к каким-либо негативным последствиям, достичь результатов, нарушающих реальные интересы муниципального образования, а, следовательно, и публичные интересы.

В связи с изложенным считаем, что никаких материальных прав государства или муниципального образования, а также публичных интересов, произведённая приватизация не нарушает. Иск хотя формально и заявлен в защиту государственных интересов, направлен на защиту частных лиц, которые (если они были бы в наличии) не лишены возможности защищать свои интересы сами. Прокуратура не имеет полномочий в рамках арбитражного процесса предъявлять иски в защиту частных интересов. Кроме того, мы согласны и с выводом суда первой инстанции о том, что условия договора купли-продажи от ... соответствуют требованиям закона. И если для торгов ст.449 ГК РФ предусматривает возможность признания торгов недействительными (причём такая сделка является не ничтожной, а оспоримой), если они проведены с нарушением правил, установленных законом, то нарушение правил публикации при публичном предложении, то есть при публичной оферте не может служить основанием для признания самой сделки недействительной.  

 

  

Теги адвокат Санкт-Петербург арбитражный юрист арбитражный адвокат