Главная \ Статьи и ответы на вопросы \ Блог и новости \ Признание недействительным брачного договора по ч.2 ст. 44 СК РФ

Признание недействительным брачного договора по ч.2 ст. 44 СК РФ

Признание недействительным брачного договора по ч.2 ст. 44 СК РФ

  Брачный договор (контракт) является правовым инструментом определения, в том числе, имущественных прав супругов. Введение в законодательство такого правового средства на самом деле является важной новеллой семейного законодательства, так как в советские времена возможности договорного регулирования различных аспектов имущественных отношений супругов. Понятно, что учитывая общую бедность нашего населения, которому, как правило, нечего делить, кроме одной машины и квартиры, брачные договоры заключаются не очень часто. Тем не менее, иногда в судебной практике возникают споры о признании недействительными брачных договоров. Поэтому для оценки риска признания брачного договора недействительным, а также судебной перспективы спора, если Вы такой собираетесь инициировать или уже вовлечены в него, полезно ознакомиться с данной публикацией. Мы рассмотрим только одно из оснований, которое предусмотрено ч. 2 ст. 44 СК РФ.

   Ст. 40 СК РФ определяет, что брачным договором признается соглашение лиц, вступающих в брак, или соглашение супругов, определяющее имущественные права и обязанности супругов в браке и (или) в случае его расторжения.

  Таким образом, брачный договор может быть заключен либо непосредственно перед вступлением в брак потенциальными супругами и вступает в силу на основании ст. 41 СК РФ с момента заключения брака, либо супругами. В отличии от соглашения о разделе общего имущества супругов брачный договор не может быть заключен после расторжения брака.

   Какова же цель заключения брачного договора?

   Ст.42 СК РФ определяет содержание брачного договора следующим образом:

1. Брачным договором супруги вправе изменить установленный законом режим совместной собственности (статья 34 настоящего Кодекса), установить режим совместной, долевой или раздельной собственности на все имущество супругов, на его отдельные виды или на имущество каждого из супругов.

Брачный договор может быть заключен как в отношении имеющегося, так и в отношении будущего имущества супругов.

Супруги вправе определить в брачном договоре свои права и обязанности по взаимному содержанию, способы участия в доходах друг друга, порядок несения каждым из них семейных расходов; определить имущество, которое будет передано каждому из супругов в случае расторжения брака, а также включить в брачный договор любые иные положения, касающиеся имущественных отношений супругов.

2. Права и обязанности, предусмотренные брачным договором, могут ограничиваться определенными сроками либо ставиться в зависимость от наступления или от ненаступления определенных условий.

3. Брачный договор не может ограничивать правоспособность или дееспособность супругов, их право на обращение в суд за защитой своих прав; регулировать личные неимущественные отношения между супругами, права и обязанности супругов в отношении детей; предусматривать положения, ограничивающие право нетрудоспособного нуждающегося супруга на получение содержания; содержать другие условия, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение или противоречат основным началам семейного законодательства.

 

   Иначе говоря, супруги или будущие супруги в своих интересах могут  сами определить свои настоящие и будущие имущественные права, т.е. установить договорный режим своего имущества, который может отличаться от законного режима, определенного главой 7 СК РФ.

     Когда и при каких условиях брачный договор может быть признан недействительным?

  Брачный договор можно признать недействительным, как по общим основаниям для признания сделок недействительными, так и по специальному основанию, установленному в ч.2 ст.44 СК РФ, которая гласит, что суд может также признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение.

    Пример дела о признании брачного договора недействительным по ч.2 ст. 44 СК РФ содержится в определении Верховного Суда РФ от 20.12.2016 N 5-КГ16-174.

      Фабула.

Сафарян А.А. обратился в суд с иском к Карапетян Л.Г. о признании брачного договора недействительным. В обоснование иска указал, что с 20 октября 1988 г. по 9 сентября 2008 г. состоял в браке с Карапетян Л.Г. Решением Гагаринского районного суда г. Москвы от 8 октября 2013 г. по иску Карапетян Л.Г. к Сафаряну А.А. произведен раздел совместно нажитого имущества, в основу которого положен брачный договор, заключенный 17 мая 2001 г. между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. По мнению истца, брачный договор является ничтожным, поскольку он его не заключал. Кроме того, Сафарян А.А. указал на недействительность брачного договора в силу того, что он ставит его (Сафаряна А.А.) в крайне неблагоприятное положение и противоречит действующему законодательству.

 

В период брака 17 мая 2001 г. между Сафаряном А.А. и Карапетян Л.Г. заключен брачный договор, удостоверенный нотариусом Люберецкого нотариального округа Московской области Преображенским А.Б. (т. 1, л.д. 9).

 

Условиями брачного договора предусмотрено, что в случае расторжения брака по инициативе Сафаряна А.А. либо в результате его недостойного поведения (супружеской измены, пьянства, хулиганских действий и т.п.) имущество, нажитое во время брака и относящееся к общей совместной собственности супругов, переходит в собственность Карапетян Л.Г. Приобретенные во время брака акции и другие ценные бумаги, а также дивиденды по ним, доли в имуществе и (или) доходах коммерческих организаций, а также банковские вклады и проценты по ним во время брака и в случае его расторжения являются собственностью Карапетян Л.Г.

    Таким образом, брачный договор предусматривал, что при определенных обстоятельствах все общее имущество переходит в собственность только одного супруга, а другой супруг фактически лишается всего.

    СК ГД ВС РФ, оставляя решения нижестоящих судов, признавших недействительным брачный договор, исходила из следующего:

В силу пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации суд может признать брачный договор недействительным полностью или частично по требованию одного из супругов, если условия договора ставят этого супруга в крайне неблагоприятное положение. Условия брачного договора, нарушающие другие требования пункта 3 статьи 42 Кодекса, ничтожны.

Согласно разъяснениям, приведенным в пункте 15 постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 5 ноября 1998 г. N 15 "О применении судами законодательства при рассмотрении дел о расторжении брака", если брачным договором изменен установленный законом режим совместной собственности, то суду при разрешении спора о разделе имущества супругов необходимо руководствоваться условиями такого договора. При этом следует иметь в виду, что в силу пункта 3 статьи 42 Семейного кодекса Российской Федерации условия брачного договора о режиме совместного имущества, которые ставят одного из супругов в крайне неблагоприятное положение (например, один из супругов полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака), могут быть признаны судом недействительными по требованию этого супруга.

Таким образом, реализация супругами права по определению режима имущества и распоряжения общим имуществом путем заключения брачного договора не должна ставить одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, например вследствие существенной непропорциональности долей в общем имуществе либо лишения одного из супругов полностью права на имущество, нажитое в период брака.

Положения пункта 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации направлены на защиту имущественных прав сторон брачного договора и обеспечение баланса их законных интересов. 

Исходя из анализа положений пункта 1.4 и раздела 2 брачного договора в их совокупности, а также учитывая то, что при заключении оспариваемого брачного договора стороны исходили из всего совместно нажитого имущества, суд пришел к правильному выводу о том, что условия брачного договора от 17 мая 2001 г. ставят Сафаряна А.А. в крайне неблагоприятное положение, поскольку он после расторжения брака полностью лишается права собственности на имущество, нажитое супругами в период брака.

 

В данном споре содержится также и интересная позиция СКГД ВС РФ о начале течения срока исковой давности по оспариванию брачного договора, с которой лично я не согласен.

Общее правило о сроках исковой давности по признании оспоримых сделок недействительными содержится в ч.2 ст. 181 ГК РФ, которая предусматривает следующее:

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной

 

     В рассматриваемом случае истец должен был узнать о том, что условия брачного договора являются при определенных обстоятельствах крайне неблагоприятными для него, после ознакомления с текстом договора. Очевидно, что СКГД РФ применила совершенно иное правило. В анализируемом определении говорится:

Доводы кассационной жалобы о пропуске срока исковой давности основаны на ошибочном толковании норм материального права, регулирующих вопросы применения срока исковой давности, в связи с чем не могут служить основанием к отмене обжалуемых судебных постановлений.

Учитывая, что исполнение условий брачного договора началось в момент раздела имущества, осуществляемого по условиям брачного договора, момент начала срока исковой давности по требованиям о признании брачного договора недействительным (по основаниям ничтожности и оспоримости) совпадает с моментом раздела имущества бывших супругов Сафаряна А.А. и Карапетян Л.Г.

 

     Нетрудно увидеть, что подход СКГД ВС РФ к определению момента начала течения срока исковой давности по иску о признании недействительным брачного договора не имеет ничего общего со ст. 181 ГК РФ, так как истец должен был знать, что спорные положения договора нарушают его права уже сразу после его заключения. Тем не менее, если Вы являетесь истцом, то использовать вышеназванную точку зрения можно.

    Правильный подход к определению начала течения сроков исковой давности находим в апелляционном определении Московского городского суда от 24.11.2017 по делу N 33-47364/2017, в котором говорится следующее:

При оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному п. 2 ст. 44 СК РФ, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение. Как верно указал суд первой инстанции, такой момент совпадает с моментом заключения брака и начала исполнения условий брачного договора от 14.06.2002 года. О содержании условий оспариваемого брачного договора истец знала с даты его заключения, что подтверждается ее собственноручной подписью в договоре.

     Другое дело, когда в брачном договоре есть условие о том, что все имущество остается в собственности того лица, на кого оно оформлено. В таком случае в момент расторжения брака может оказаться, что все имущество должно остаться в собственности только одного из супругов. На момент заключения брачного договора еще невозможно установить, что такое условие ставит одного из супругов в крайне неблагоприятное положение, так как в период существования брака может приобретаться на имя каждого из супругов и на момент расторжения никакой крайней неблагоприятности положения одного из них не будет. Тогда, действительно, срок исковой давности следует исчислять не с момента заключения брачного договора, а с момента предъявления требования о разделе общего имущества.

       Процитируем выдержку из апелляционного определения Московского городского суда от 24.07.2017 по делу N 33-28323/2017:

Семейным кодексом Российской Федерации срок исковой давности для требований об оспаривании брачного договора не установлен.

Однако по своей правовой природе брачный договор является разновидностью двусторонней сделки, но имеющей свою специфику, обусловленную основными началами (принципами) семейного законодательства. Поскольку для требования супруга по пункту 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации о признании брачного договора недействительным этим Кодексом срок исковой давности не установлен, то к такому требованию супруга исходя из положений статьи 4 Семейного кодекса Российской Федерации в целях стабильности и правовой определенности гражданского оборота применяется срок исковой давности, предусмотренный статьей 181 Гражданского кодекса Российской Федерации, по требованиям о признании сделки недействительной.

Согласно статье 181 Гражданского кодекса Российской Федерации (в редакции, действовавшей до 1 сентября 2013 года) срок исковой давности по требованию о применении последствий недействительности ничтожной сделки составляет три года. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня, когда началось исполнение этой сделки (пункт 1).

Срок исковой давности по требованию о признании оспоримой сделки недействительной и о применении последствий ее недействительности составляет один год. Течение срока исковой давности по указанному требованию начинается со дня прекращения насилия или угрозы, под влиянием которых была совершена сделка (пункт 1 статьи 179), либо со дня, когда истец узнал или должен был узнать об иных обстоятельствах, являющихся основанием для признания сделки недействительной (пункт 2).

Из изложенного следует, что при оспаривании супругом действительности брачного договора или его условий по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 44 Семейного кодекса Российской Федерации, срок исковой давности следует исчислять с момента, когда этот супруг узнал или должен был узнать о том, что в результате реализации условий брачного договора он попал в крайне неблагоприятное имущественное положение.

Поскольку фактические обстоятельства дела свидетельствуют о том, что о нарушении своих прав на совместно нажитое имущество истец узнала с момента расторжения брака, когда очевидно стало ясно, что иного имущества, которое могло быть оформлено в собственность истца, сторонами приобретено в период брака не будет, то есть, с 05 августа 2016 года, то на момент подачи истцом иска в суд, 25 августа 2016 года, срок исковой давности не истек.

 

    Следует отметить, что критерий крайне неблагоприятного положения является оценочным. Например, если одному из супругов достается ¼ всего общего имущества супругов, а другому – ¾, то один из супругов по отношению к другому поставлен в неблагоприятное положение, но здесь отсутствует признак крайности.

   Определением Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 18-КГ16-10 было отменено апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Краснодарского краевого суда как раз по причине того, что, несмотря на то, что один из супругов получил имущество большей стоимости, другому супругу также была передана часть имущества, т.е. отсутствовало крайне неблагоприятное положение одного из супругов.

 

 

 

 

Теги брачный договор адвокат по семейным делам