Главная \ Статьи и ответы на вопросы \ Статьи \ Право справедливости \ ПРАВО СПРАВЕДЛИВОСТИ. РАЗНОВИДНОСТИ ЭСТОППЕЛЯ: Equitable estoppel; Promissory estoppel; Quasi estoppel; Judicial estoppel.

ПРАВО СПРАВЕДЛИВОСТИ. РАЗНОВИДНОСТИ ЭСТОППЕЛЯ: Equitable estoppel; Promissory estoppel; Quasi estoppel; Judicial estoppel.

ПРАВО СПРАВЕДЛИВОСТИ. РАЗНОВИДНОСТИ ЭСТОППЕЛЯ: Equitable estoppel; Promissory estoppel; Quasi estoppel; Judicial estoppel.

ПРАВО СПРАВЕДЛИВОСТИ. РАЗНОВИДНОСТИ ЭСТОППЕЛЯ: Equitable estoppel; Promissory estoppel; Quasi estoppel; Judicial estoppel

 

         Одним из правовых средств права справедливости является эстоппель. В зависимости от фактической ситуации применяются разного рода эстоппели. Суть любого эстоппеля заключается в том, что стороне, против которой он устанавливается, запрещается ссылаться на определенные обстоятельства в случае спора. Эстоппель помогает не дать стороне получать выгоду из недобросовестного поведения. Все эстоппели направлены на запрет поведения стороны, основанный на принятие позиций, противоположных тем, которые они занимали раньше. Здесь мы кратко рассмотрим 4 эстоппеля.

         Доктрина эстоппеля основывается на принципах справедливости, и она изобретена для помощи в осуществлении правосудия, когда без её вмешательства возникнет несправедливость. (Thompson v. Soles, 299 N.C. ). Все эстоппели позволяют при определенных обстоятельствах избежать несправедливости и защитить добросовестную сторону.

 

             Equitable estoppel. Справедливый эстоппель.

         Целью данного вида эстоппеля является воспрепятствование стороне от получения преимущества, получаемого от поведения, вводящего другую сторону в заблуждение.  В некоторых штатах данный вид эстоппеля существует в кодексах. Например, в § 623 Кодекса доказательственного права Калифорнии говорится следующее:

         Когда сторона своим утверждением или поведением намеренно и умышленно заставляет другую сторону поверить, что определенное обстоятельство существует, и действовать на основании такой уверенности, ей запрещается в каком-либо споре, возникающем в результате такого утверждения или поведения, противоречить этому.

         Не существует единого определения справедливого эстоппеля, но он может быть примерно определен при помощи четырех элементов. Во-первых, сторона, знающая о фактах передает что-то другой стороне устно, поведением или молчанием, вводящим в заблуждение путем. Во-вторых, другая сторона должна разумно полагаться на эту коммуникацию. В-третьих, другая сторона претерпит определенный материальный ущерб, если сделавшей коммуникацию стороне будет позволено заявить требование, которое будет несовместимо с ее предыдущим поведением. В-четвертых, сторона, против которой применяется эстоппель, должна знать, что другая сторона полагается на коммуникацию, вводящую в заблуждение.

         Для применения этой доктрины суд оценивает поведение обеих сторон и взвешивает баланс справедливости и сторона, ссылающаяся на эстоппель, также должна соответствовать определенным стандартам справедливости.

            В решении по делу In re Covington's Will описываются элементы справедливого эстоппеля, необходимые для каждой из сторон. Для стороны, против которой просят применить справедливый эстоппель необходимо наличие следующих факторов:

               Поведение, тождественное ложному утверждению или сокрытию важных фактов, или, по крайней мере, созданию разумно предполагаемого впечатления, что факты иные или несовместимые с теми, которые сторона потом пытается утверждать; намерение или ожидание, что другая сторона будет действовать на основании этих фактов, или, как минимум, оценка, заставляющая любое  разумное лицо поверить, что такое поведение имело целью или, было ожидаемо, что другая сторона будет полагаться на него и  начнет действовать; знание, действительное или подразумеваемое, реальных фактов.

              Для стороны, которая просит применить эстоппель, должны иметься следующие факторы:

          Отсутствие знания или средств, позволяют применить эстоппель; действия, основанные на доверии, такого характера, что меняют ее позицию к ущербу для нее.

              Из изложенных факторов, необходимых для применения эстоппеля, следует, что  не обязателен обман или умышленное введение в заблуждение. Главное, чтобы у лица были основания полагаться на поведение противоположной стороны и, что любое разумное лицо сделало бы аналогичный вывод.

        Может ли молчание быть элементом поведения, который будет основанием для применения справедливого эстоппеля?

                Иногда и молчание может вводить сторону в заблуждение. Так в решении по делу Bragdon v. McShea  Верховный суд Оклахомы исходил из следующего:

           Чтобы молчание стороны было основанием для установления эстоппеля против неё, оно должно иметь место при таких обстоятельствах, из которых следует её императивная обязанность – говорить, а сторона, которая просит применить эстоппель, благодаря введению в заблуждение сделала то, что она не стала бы делать, если бы не было молчания.

               В каких случаях молчание может быть основанием применения эстоппеля?

              Например, в решении Верховного суда штата Мэн по делу Milliken v. Buswell говорится:

            Собственнику может быть запрещено на основании доктрины справедливого эстоппеля утверждать свой титул, когда он своим поведением, утверждениями или бездействием, сделанными или имевшими место в присутствии другой стороны, имеющими естественную тенденцию повлиять на её поведение, он побуждает эту сторону действовать или изменить свою позицию к худшему…  Если он молчит, когда он должен говорить, например, когда ему задают вопросы, или вместо молчания он совершает положительное действие, даже если это просто одобрение, он подвергает себя применению доктрины справедливого эстоппеля, если естественным результатом такого молчания или активного действия будет введение в заблуждение или обман, независимо от того, что истинные факты можно было установить из документов.

               Следует отметить, что сторона, просящая применить справедливый эстоппель, должна доказать все его элементы, представив четкие, ясные и непротиворечивые доказательства всех элементов эстоппеля. Иначе говоря, здесь стандарт доказывания повышенный по сравнению с перевесом доказательств (Novelty Knitting Mills vSiskind, 457 A.2d).

                 Рассмотрим некоторые случаи применения справедливого эстоппеля.

                Equitable estoppel применяется, например, когда ответчик какими-либо действиями убеждает истца, что в случае предъявления иска он не будет ссылаться на сроки исковой давности. Так, в решении Апелляционного суда первого округа Иллинойса по делу Senior Housing, Inc. v. Nakawatase, Rutkowski, Wyns Yi, Inc. говорится:

           Хорошо известно, что для применения доктрины справедливого эстоппеля нет необходимости устанавливать, что ответчик умышленно ввел в заблуждение истца или обманул его, или, что даже ответчик намеревался добиться своими действиями промедление истца. Единственным требованием является только то, что истец разумно полагался на поведения ответчика, медля с предъявлением иска, а также то, что в результате слов и поведения ответчика, истец претерпел ущерб.

        Так, например, обещание не применять срок исковой давности, если такое обещание показывало правдивые намерения стороны, является распространенным основанием для применения справедливого эстоппеля (Beckel vWal-Mart Assocs., Inc., 301 F.3d).

              Здесь также уместно провести границы между доктриной справедливого приостановления течения сроки исковой давности (equitable tolling) и справедливого эстоппеля. Первая применяется, когда истец не знает по извинительным причинам о наличии основания иска, а вторая – когда истец знает о наличии оснований для предъявления иска, но, полагаясь на утверждения или поведение ответчика, не предъявляет его своевременно (Socop-Gonzalez v. INS, 272 F.3d.).

        Справедливый эстоппель применяется и в спорах страховщиков со страхователями. Например, если страховщик застраховал ответственность страхователя и после наступления страхового случая, зная о том, что он не покрывается договором страхования, представляет интересы страхователя в суде, а затем начинает ссылаться на то, что данный случай не покрыт страховкой, то ей может быть запрещено ссылаться на отсутствие покрытия. В данной ситуации также необходимы доказательства ущербности позиции страхователя вследствие действий страховщика, хотя некоторые суды исходят из возможности применения эстоппеля в таких случаях, когда его неприменение будет явно несправедливым (AIG Hawai`i Ins. C. o v. Smith, 78 Hawai`i ).

 

                Promissory estoppel. Эстоппель на основании обещания.

                Определение данного вида эстоппеля мы можем найти в § 90 Свода (второго) контрактного права:

              Обещание, данное лицом, которое, исходя из разумных предположений, должно побудить действие или воздержание от действия со стороны того, кому оно дано, или третьего лица, и оно реально повлекло такие действия или воздержание от действия, является обязывающим, если можно избежать несправедливости только исполнением этого обещания.

         На самом деле этот эстоппель похож на справедливый эстоппель. В качестве утверждения в справедливом эстоппеле можно указать обещание и эти понятия будут тождественными. Тем не менее, между ними есть и отличия. Справедливый эстоппель является защитой от требований, в то время, как эстоппель на основании обещание может являться основанием иска, хотя и не во всех штатах. Справедливый эстоппель просто устанавливает запрет, тогда как promissory estoppel говорит о связанности стороны обещанием. Иначе говоря, доктрина promissory estoppel является частью контрактного права и права справедливости. Некоторые даже рассматривают этот эстоппель, как часть деликтного права.

           Изначально данный вид эстоппеля применялся в качестве запрета стороне, ссылающейся на срок исковой давности или Закон об обмане, утверждать о неисполнимости обещания. Далее этот эстоппель применялся, как суррогат контрактного встречного предоставления (consideration) и давал возможность взыскивать положительный договорный интерес (expectation damages) или убытки, причиненные надеждой на исполнение контракта. Потом данный эстоппель рассматривали, как деликтное средство для взыскания отрицательного договорного интереса, т.е. убытков, которые сторона реально понесла, полагаясь на обещание. Следующим этап – фаза эстоппеля, как средства права справедливости, когда он вобрал все три предыдущих элемента[1].

          Посмотрим, какие необходимые элементы этого вида естоппеля устанавливает судебная практика. В решении Верховного суда Иллинойса по делу Quake ConstructionIncvAmerican AirlinesInc  говорится следующее:

         Чтобы установить требование, истец должен доказать, что 1) ответчик дал недвусмысленное обещание истцу; 2) истец полагался на это обещание; 3) доверие истца к обещанию было ожидаемо и предвидимо ответчиком; 4) истец, положившись на обещание, ухудшил свое положение.

          Иначе говоря, если отсутствует контракт, например, в силу того, что обещание не соответствовало по форме Закону об обмане, но другая сторона, доверяя обещанию и полагаясь на него, претерпела какой-либо ущерб, то этот ущерб рассматривают, как встречное предоставление, и такая сторона в зависимости от обстоятельств может взыскать отрицательный или положительный договорный интерес. Например, случаи использования promissory estoppel можно встретить в строительстве, когда генеральный подрядчик получает несколько предложений цены от разных субподрядчиков, выбирая меньшую цену, но субподрядчик, предложивший меньшую цену за работу отказывается заключить договор, что вынуждает генерального подрядчика заключать договор со следующим по цене субподрядчиком. Если генеральный подрядчик установил цену для заказчика с учетом предложения, от которого отказался субподрядчик с наименьшей ценой, то часто promissory estoppel помогает взыскать убытки с такого субподрядчика в виде разницы между ценой, предложенной первым субподрядчиком и ценой, уплаченной субподрядчику, с которым был заключен договор.

             Также promissory estoppel применяется в некоторых штатах в отношении страховых организаций, агенты которых убеждают страхователя в том, что в страховку входит покрытие определенного риска, но сам контракт не предусматривает их покрытие. Так, в решении Верховного суда Нью-Джерси по делу Harr v. Allstate Insurance Co. говорится:

                Когда страховщик или его агент перед заключением договора вводят страхователя в заблуждение, даже невиновно, относительно покрытия страхового контракта или исключений из него, а страхователь разумно полагается на  ложные утверждения к своему ущербу, страховщику запрещается отрицать наличие покрытия после наступления убытков от риска, от которого в действительности покрытия не было в условиях полиса.

 

              Quasi estoppel. Квазистоппель.

      Данный вид эстоппеля еще называют «эстоппель путем получения выгоды». Суть этого эстоппеля заключается в запрете стороне, которая признала сделку и получила от неё выгоду, занимать противоречащую этому обстоятельству позицию. Некоторые суды рассматривают квази-эстоппель, как разновидность справедливого эстоппеля.

          В решении Апелляционного суда Северной Каролины по делу Advertising, Inc v. Harper, в рамках которого арендатору, ссылающемуся на недостаточно точное описание предмета аренды, было запрещено отрицать действительность договора аренды, говорится:

          … стороне не позволяется получать выгоду, возникающую от определенных условий контракта, и в то же время отрицать эффект других условий того же соглашения.

         Аналогичное решение было по делу, в котором покупатель, выплачивающий несколько лет в рассрочку платежи за выкуп земельного участка, перестал их выплачивать и предъявил иск о возврате несправедливого обогащения, т.е. всех уплаченных платежей, ссылаясь на неопределенность условий договора о характеристиках земельного участка. Суд признал, что, действительно, сам текст соглашения не соответствовал требованиям договора купли-продажи земельного участка. Тем не менее, ответчик предложил истцу выбрать любой способ определения возможных границ земельного участка с площадью, указанной в соглашении. Суд согласился с доводами ответчика о применимости квази-эстоппеля и запретил истцу ссылаться на ничтожность (в российском гражданском праве речь шла бы о незаключенности) договора (Brooks vHackney, 329 N.C.).

         Сутью доктрины квази-эстоппеля является существование фактов и обстоятельств, делающих утверждение противоположной позиции недобросовестным, говорится в решении Верховного суда Аляски по делу Jamison vConsolUtils., Inc. В том же решении находим следующее:

           Среди многочисленных соображений, которые могут свидетельствовать о недобросовестности несовместимой позиции и обосновать применение доктрины квази-эстоппеля, могут иметь значение следующие: извлекла ли сторона, утверждающая противоположную позицию, какую-либо выгоду, или произвела неудобства, основываясь на первоначальной позиции; степень несовместимости позиций; оправдывают ли изменившиеся обстоятельства противоречия в позициях; является ли противоречие для стороны, просящей применить эстоппель, причиной её ущерба; было ли сделано первое утверждение с полным знанием фактов.

           Квази-эстоппель не может быть использован для придания действительности акту, который является незаконным согласно законодательству. Эстоппель не может превратить сделку, с условиями прямо запрещенными законодательством, в законную.

           Нетрудно усмотреть схожесть квази-эстоппеля с правилами, установленными в ч.5 ст. 166 ГК РФ. На самом деле, квази-эстоппель более широко применим, чем ч.5 ст. 166 ГК РФ, так как последняя норма имеет отношение только при ссылках на недействительность договора, в то время, как квази-эстоппель применим к любым изменениям позиции, даже в налоговых спорах. Ч.5 ст. 166 ГК РФ оставляет открытым вопрос имеет ли она отношения к любым основаниям недействительности сделки или, все же, для некоторых категорий сделок оно неприменимо. Как мы видели, в США, если сделка противоречит прямо установленному запрету, то квази-эстоппель не может её воскресить.

              Judicial estoppel. Судебный эстоппель.

           Данный вид естоппеля запрещает ссылку на несогласующиеся позиции в ходе рассмотрения судебных дел. В том, что здесь идет речь о запрете принятия несовместимых позиций, этот естоппель похож на квази-эстоппель. Этот эстоппель относится лишь к фактическим утверждениям, а не к правовым теориям, на которые ссылается лицо.

         Так, например, в деле Whitacre P'ship vBiosigniaInc. Верховный суд Северной Каролины, полностью воспринявший критерии для применения данного эстоппеля из решения ВС США по делу New Hampshire v. Maine, исходил из следующего:

        Применение судебного эстоппеля в Северной Каролине сопряжено более с взвешиванием дискреционных  факторов, чем с установлением механических негибких критериев. Единственным значимым фактором является то, что последующая позиция лица, должна быть полностью несовместимой с более ранней. Суды также смотрят на то, принял ли суд в предыдущем деле первую позицию и получит ли эта сторона, утверждающая противоположную позицию, несправедливое преимущество. В то же время судебный эстоппель может не применяться в случае занятия несовместимой позиции по невнимательности или по ошибке.

        Суду, применяющему судебный эстоппель, не требуется отдельно определять, что сторона намеревалась ввести суд в заблуждение. В то время, как намерение обмануть имеет большое значение для использования доктрины, суды должны внимательно учитывать баланс справедливости и, возможно, что разумное оправдание изменения позиций может свидетельствовать против её применения.

          Доктрина судебного эстоппеля применяется к стороне, которая успешно и недвусмысленно утверждала свою позицию в предыдущем деле. В последующем деле такой стороне запрещено занимать несовместимую позицию. Позиция стороны в предыдущем деле должна быть принята и на её основании она должна выиграть дело, т.е. утверждение должно дать стороне пользу. Целью применения судебного эстоппеля является защита честности судопроизводства. Главная функция судебного эстоппеля – препятствовать умышленной несовместимости, а целью правила является защита судопроизводства в целом, как института, от искажения работы судебной машины ( Allen v. Zurich Ins. Co., 667 F.2d).

Представим, что в одном деле истец С ссылался на факт А. Суд согласился с ним и истец выиграл дело. Далее истец становится ответчиком и ему выгодно утверждать факт Б, несовместимый с фактом А. Если предположить, что суд во втором деле согласится с таким лицом и откажет в удовлетворении иска к С, то получится, что в одном из дел решение будет основано на ошибке в установлении фактов. Правосудие не должно мирится с таким положением дел.

 

Адвокат Изосимов С.В.

 


[1] Eric Mills Holmes. The Four Phases of Promissory Estoppel. Seattle University Law Review. Vol. 20:45, 1996, p. 51

Теги естоппель право справедливости право США